Опрос:

Российский дрифтерный промысел лососей: возможные политические и экономические последствия

Ранее он существовал под видом научно-исследовательского лова. Таким образом, статус добычи лосося дрифтерными сетями, осуществляемый российскими судами, в корне изменился. Это может привести к серьезным последствиям. К каким и почему? Попытаемся объяснить.

Тихоокеанские лососи – это анадромные виды рыб, то есть такие, которые образуются в пресноводных водоемах (реках и/или озерах), совершают затем миграции в море для нагула и возвращающиеся для нереста в места своего рождения. К ним относятся горбуша, кета, нерка, кижуч, чавыча, сима и стальноголовый лосось(1). Эти рыбы нерестятся (откладывают икру) в реках и/или озерах только некоторых конкретных стран северной части Тихого океана. После нереста производители погибают. Их молодь мигрирует в моря/океан, где нагуливается от одного года до нескольких лет. После нагула в море/океане рыбы возвращаются к местам своего рождения в водоемы тех же стран, где они и родились. Именно поэтому тихоокеанские лососи всегда имеют совершенно определенную страну происхождения.
В соответствии со статьей 66 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. «Государства, в реках которых образуются запасы анадромных видов, в первую очередь заинтересованы в таких запасах и несут за них первоочередную ответственность»(2). В 1992 году страны происхождения лососей – Россия, США, Канада и Япония – заключили Конвенцию о сохранении запасов анадромных рыб в северной части Тихого океана (НПАФК) в целях защиты таких запасов от промысла других стран. К этой Конвенции впоследствии присоединилась Республика Корея.
Основной причиной заключения Конвенции НПАФК была зашита запасов тихоокеанских лососей от японского дрифтерного промысла на путях миграций. Достаточно подробно история дрифтерного промысла лососей в водах северной части Тихого океана изложена в отдельной работе(3).
В соответствии со статьей 66 Конвенции ООН по морскому праву государство происхождения анадромных видов может, после консультаций с другими государствами, ведущими промысел этих запасов, устанавливать общий объем допустимых уловов в отношении запасов, образующихся в его реках. Поэтому страна происхождения получает компенсацию за промысел лососей из ее рек в случае, если ее лососи добываются в водах другого государства. Как правило, компенсация используется страной происхождения запасов для их восстановления и погашения связанных с этим расходов.
Такая практика существует в российско-японских рыболовных отношениях на основании межправительственного Соглашения о сотрудничестве в области рыбного хозяйства 1985 года. Россия получает компенсацию за промысел лососей российского происхождения в водах Японии. Например, в соответствии с протоколом 25-й сессии Российско-Японской Смешанной Комиссии по рыбному хозяйству (РЯСК) за промысел лососей российского происхождения в 2009 году в водах с тихоокеанской стороны Японии японскими рыбаками размер такой компенсации определен в пределах 4-4,7 млн. долларов США (364-425,7 млн. иен), в соответствии с протоколом 26-й сессии РЯСК, состоявшейся в марте 2010 г., он составит 4,1-4,8 млн. долларов США (385-443 млн. иен).
Также как и Россия, другие страны происхождения лососей в соответствии с международным законодательством имеют такое же право предъявлять претензии на добычу их лососей в водах других стран. И в отношении России это уже приводило к требованиям оплачивать вероятное изъятие российскими рыбаками лососей, часть которых имела японское происхождение. Так, в последние несколько лет японская сторона активно настаивает на компенсации за промысел кеты японского происхождения, якобы добываемой российскими научно-исследовательскими судами, использующими дрифтерные сети, на путях миграций японской кеты в море.
Впервые такая претензия японской стороны в адрес России была предъявлена в 1996 году в виде Ноты протеста МИД Японии. Она касалась обнаруженного в октябре в районе южных Курил японским НИС российского судна «Камчатский лосось», который выставил порядки дрифтерных сетей на хорошо известных путях миграций кеты японского происхождения. Японская претензия не была принята на том основании, что судно работало по научной программе и коммерческого лова не вело(4). Тем не менее, японская сторона уже тогда вынесла вопрос на политический уровень.
До сих пор российская сторона компенсацию не оплачивала, так как дрифтерного промысла лососей (в том числе и на путях миграций японской кеты) не вела: (по официальной версии) имел место только лов в научно-исследовательских целях, а не промысел. Однако в 2010 году ситуация изменилась коренным образом, так как российское правительство санкционировало российский дрифтерный промысел лососей в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Российской Федерации.
Последствие первое. Теперь японское правительство может более аргументировано настаивать на компенсации за промысел кеты японского происхождения российскими дрифтерными судами.А также поставить под сомнение целесообразность компенсации, выплачиваемой российской стороне за промысел российских лососей водах Японии.
Решение российского правительства об открытии российского дрифтерного промысла лососей в ИЭЗ России будет иметь и другие нежелательные последствия, если районы, определенные для коммерческого дрифтерного лова лососей российским рыбакам в ИЭЗ России, будут включать акватории за пределами 25 миль от берега (от базисных линий). Так как это противоречит содержанию российско-американского соглашения об ограничении промысла лососей в северной части Тихого океана 1992 г.(5), которым устанавливается: «Правительства согласились запретить специализированный промысел тихоокеанского лосося в вышеуказанных зонах в районах за пределами 25 морских миль от базисных линий, от которых отсчитывается ширина территориального моря, в северной части Тихого океана, включая Берингово море, в водах между 170° в.д. и 143° 53’ 36” з.д. к северу от 50° с. ш.»(6).
В соответствии с Приказом Федерального агентства по рыболовству (ФАР) российский дрифтерный промысел должен осуществляться в ИЭЗ, то есть за пределами территориального моря (12 миль от исходных базисных линий). Следовательно, для ведения российского (7) дрифтерного промысла севернее 50 гр. с.ш. остаются только 13 миль, прилегающие к внешней границе территориального моря. Это заставляет предположить, что российские рыбаки вряд ли будут соблюдать условия российско-американское соглашения 1992 года.
Необходимо подчеркнуть, что данное двустороннее российско-американское соглашение было заключено в сентябре 1992 года, то есть уже после подписания Конвенции НПАФК и в основе его было согласие правительств России и США добывать только лососей своих стран и сократить до минимума возможность добычи лососей другой стороны. Данное соглашение до настоящего времени является действующим, о чем свидетельствует и официальный сайт Росрыболовства России(8) (http://fish.gov.ru).
Последствие второе.Российско-американским соглашением 1992 г. и Правилами рыболовства на Дальневосточном бассейне районы российского дрифтерного лова в российской ИЭЗ должны быть ограничены 25-ю милями от базисных линий севернее 50° с.ш.. Но удержать российские суда в этой зоне трудно, так как ФАР провел аукционы и выдал разрешения на промысел, правда, без учета российско-американских договоренностей.
Насколько серьезны такие последствия?
В первом случае Россия может лишиться ежегодных бюджетных поступлений от японских рыбаков в размере нескольких миллионов долларов США и получить требование японского правительства оплачивать прилов лососей японского происхождения, возможно, в размере потерянных поступлений.
Во втором случае несоблюдение межправительственных договоренностей может привести к серьезным протестам со стороны США. Кроме того, неизбежно последуют протесты судовладельцев российских судов дрифтерного лова в случае ограничения районов промысла 13-мильной полосой севернее 50°с. ш., поскольку они заплатили организаторам аукционов многомиллионные суммы.
Таким образом, ситуация, складывающаяся вокруг разрешения на российский дрифтерный промысел в ИЭЗ РФ, является непростой.
Виктор ЦЫГИР, зав. отделом международного научно-технического сотрудничества ТИНРО-Центра, Александр КУРМАЗОВ, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории новых проектов и программ ТИНРО-Центра
Примечания:
1. Многие российские ученые считают, что камчатская сёмга не относится к тихоокеанским лососям, а относится к роду Salmo, либо Parasalmo. Однако в соответствии с Конвенцией НПАФК камчатская сёмга (пресноводная ее форма – микижа), или стальноголовый лосось, или радужная форель относится к роду тихоокеанских лососей и называется Oncorhynchus mykiss.
2. Сб. нормативных правовых актов. М.: ФПС РФ, 2000. – с. 11. – 390 с.
3. Курмазов А.А., Цыгир В.В. 2006. Правовое регулирование промысла тихоокеанских лососей // Морское право и практика. – 2006. – № 3. – с. 11-26.
4. Авторы статьи были непосредственными участниками разбирательства этого вопроса с представителями МИД Японии.
5. Совершено путем обмена Нотами между МИД РФ и Госдепартаментом США 27 августа и 3 сентября 1992 г.
6. Приказ Федерального агентства по рыболовству от 12 февраля 2010 года № 97 «О проведении аукциона по продаже права на заключение договора о закреплении долей квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов – тихоокеанских лососей в исключительной экономической зоне Российской Федерации для осуществления промышленного рыболовства…»
7. На японские суда, ведущие дрифтерный промысел в ИЭЗ России на основе межправительственного российско-японского Соглашения 1985 г., российско-американское соглашение не распространяется.

8. О международном сотрудничестве России в области рыболовства. – материал с официального сайта Росрыболовства России.

http://fishnews.ru


Комментарии: